PDA

Просмотр полной версии : Носки Коляныча (Русские в космосе)



mark
25.05.2006, 06:20
Часть 1
- Не, ну ты посмотри: народ вообще зажрался. Нормальные, почти новые ботинки и выбросили.
Витька сделал жест рукой, в которой была зажата бутылка уже теплой Балтики №9 в сторону соседней скамейки. Жест выражал безнадежное возмущение расточительностью людей и обиду за весь русский народ. При этом несколько капель так называемого пива окропили пыль дорожки сквера.
- Да вообще оборзели. - Подтвердил Лёха, которому было по фиг до старых стоптанных ботинок, пылившихся в двух метрах от него (от Лёхи вчера ушла Люська и забрала с собой все вещи, трехлетнего сына и телевизор. Ему вообще было все по хер и он только и думал о том, как достать эту стерву и вправить ей мозги).
- Не, Лёха, поверь: если народ выбрасывает просто так ботинки и уходит куда-то босиком, то что-то не в порядке с народом...
- Задушу...

Паника.
- О, Великий Космос, что это такое?! Что за кошмарная вонь?!
- Включи дополнительные фильтры! Быстрее! Это все его покрытие для нижних конечностей!
- У меня включена полная защита! Мне плохо!
- У меня проблемы. Все показатели в синем спектре...
- База! База! У нас опасная ситуация на борту! Требуем помо...
- Помоги....те...
Несколько секунд в эфире слышались булькающие звуки, хрип и стоны, а потом наступила абсолютная тишина.

Неожиданно блестящие ремни ослабли и Коляныч, приходя в себя, опустил на пол ноги в вонючих нестираных носках. Он сидел на небольшом возвышении, находящимся в центре комнаты со сферическим потолком. Голова просто раскалывалась от похмелья, руки, а особенно ноги, затекли и он непроизвольно шевелил ими. Смутные, похожие на сон воспоминания, роились в его гудящей голове: вот он сидит в сквере на скамейке и докуривает Приму, потом вдруг какая-то неведомая сила вырывает его буквально из ботинок и поднимает куда-то вверх, странные существа похожие на маленьких безухих борцов сумо быстро обступают его со всех сторон и так же быстро начинают оседать на пол...
- Японский бох...
На тусклом металлическом полу лежало шесть тел уродцев, похожих на карликовых японских богатырей.
Коляныч опасливо обошел вокруг тушек пузатых головастых существ, периодически оглядываясь через плечо на маленькую полукруглую дверь.
- Ну и чо за нахер такой, а? Кто такие то?
Существа на полу молчали, показывая лишь узкие щелки закатившихся глаз.
- Допился... «Белочка»... ЯПОНСКИЙ БОХ!!!
В овальном иллюминаторе серебристыми точками светились звезды и пучилась Земля, смахивающая на глобус.

- Вот значится вы как с нами... Мы, значится, спокойно живем, хлеб рОстим, мирно куем металл и льем чугун, а вы вот значится как с нами? Для опытов значится похищаете... За жучек нас держите...
Коляныч, волочил за ноги последнего, шестого, инопланетянина, косясь на жуткие инструменты и всякие шланги и устройства, лежащие возле «кушетки», на которой он очнулся.
Прошастав по кораблю пришельцев часа два, он обнаружил лишь одно устройство, которым было возможно управлять - это была дверь, или скорее люк, запирающий маленькую комнату с непонятными трубами от пола до потолка. Туда Коляныч и сволок пришельцев, сложив их поленницей.

- Ну и чо теперь? Как назад то?
Коляныч рассматривал Землю в районе Автралии, в которой, похоже, начиналось утро. Мелкие полупрозрачные облака закрывали юг континента и часть Новой Зеландии, но землянин, слышавших об этих географических местах лишь в школе, не мог вспомнить их названий.
- Бляха-муха! Нюрка то поди меня потеряла. Ну не поверит же, что меня эти гаврики забрали... Ни руля у них тут, ни рычагов каких...
Он закручинился и сел на пол, опершись на какую-то столешницу под иллюминатором.
- Жду команду.
Коляныч вздрогнул от этого металлического голоса, прозвучавшего у него в голове. Просидев несколько минут в полной тишине, он осторожно поднялся с пола и обошел несколько раз комнату.
- Ну, ясно. - Сказал Коляныч сам себе. - Управляется то херня эта мыслями. Слышь, ты, железяка, домой давай меня вези. Ну, чо молчишь то?
Тишина.
- Бляха-муха! Так мне чо, все время держаться за тумбочку эту, чтоб с тобой говорить?
Тишина.
Коляныч подошел к панели управления и осторожно оперся на нее заскорузлыми ладонями.
- Жду команду.
- Прогресс, бляха-муха... Значится так. Вези меня домой и побыстрее.
- П-координаты?
- Какие нах тебе координаты? На лавку вези, пока ботинки не сперли! - Коляныч пошевелил пальцами ног, торчащими из дырявых носков трехнедельной носки.
- Команда принята.
- Ну вот так бы сразу... А то, бляха-муха, как учитель в школе зала... ЯПОНСКИЙ БОХ!
Земля в иллюминаторе вдруг стала приближаться с ужасающей скоростью, и в следующую секунду взгляду Коляныча предстал родной город с высоты трех километров.
- Прогресс, бляха-муха... - Произнес он потрясенно.

Город был похож на созвездие в абсолютной черноте космоса - в Снове был поздний вечер.
- Ну, чо замерла то, железяка? Давай приземляйся, да выпускай меня.
- Функция посадки отсутствует.
- Это чего? Сесть что ли не можешь?
- Функция посадки отсутствует.
- Ты чо мне мозги паришь?!
- Функция парки мозгов отсутствует.
- Отпусти меня!!
- Выход из корабля в данной точке пространства опасен для жизни.
- Ну, бляха-муха, пониже спустись - я сам и спрыгну.
- Высота минимально допустимая. Снижение невозможно.
- Приземляйся, сука!!
- Функция посадки отсутствует.
- Блять...
- Команда не понята.




Часть 2

- Слышь, железяка, а можешь показать Нюрку? - Коляныч хохотнул собственной выдумке.
- Протасова Анна Филипповна. 36 лет. Проживает по адресу Третий Казанский переулок, дом шесть. Команда принята.
- Ну дык она и есть... ЯПОНСКИЙ БОХ!
Вместо изображения города с высоты самолетного полета, вдруг появилась Нюрка. Вернее ее задница, потому что сама Нюрка лезла в холодильник. В следующий момент она развернулась в «камеру» лицом и в руках у нее была початая бутылка водки «Новорусскской», оставленная Колянычем у ней в прошлый раз. На лице Нюрки играла довольная улыбка.
Камера сдвинулась, отображая панораму комнаты. За столом сидел Гришка с Первого Казанского, а на столе стояла сковородка с картошкой и миска с квашенной капустой.
- Ах ты...ах ты, бляха же муха... - Небритый подбородок Коляныча затрясся от возмущения. - Ах ты, поганка... Ну же, сссу... - Его голос внезапно оборвался, когда Гришка притянул Нюрку к себе и усадил рывком себе на колени.

- Слышь, железяка, оставил бабу на пару часов, а она уже с другим мужиком... Вот же бляха-муха...- Коляныч отрешенно смотрел на пьяного храпящего Гришку и прильнувшую к нему Нюрку. - Убить ее что ли?
- Убийство - уголовно наказуемое преступление. По законам, действующим в данной точке пространства...
- Да пошел ты...
- Функция катапультирования Мозга корабля отсутствует.
- Понимаю, прогресс...
Коляныч помолчал.
- Слышь, железяка, а ты можешь, чтоб меня у Нюрки по телевизору было видно? Хочу ей сказать пару ласковых, раз ты меня не выпускаешь.
- Команда принята.

- Нюрка! Шлюха позорная! Ты как могла, бляха-муха?! С Гришкой... С Гришкой! Он же мне полтинник с прошлого года так и не отдал, а ты его моей водкой угощаешь!
Черно-белый «рекорд» выдавал яркую цветную картинку с трезвым, и оттого еще более страшным, Колькой, грозно сдвинувшим брови. Его голос гремел на всю квартиру.
Нюрка, растягивая лицо кулачками в жуткую гримасу, выпучившись, смотрела на Коляныча, вещавшего из телевизора подобно пророку или ведущему религиозной программы. Гришка таращился с просонья и непрерывно тер ладонями лицо.
- Смотри, Нюрка, у меня. Вот вернусь... А тебе... - Коляныч обернул лицо с экрана на Гришку. - А тебе... Конец тебе, Гришка, пришел, конец. Допрыгался ты теперь.

- Ну и чо? Напугал засранцев, а толку то? Вернуться то нельзя. Ты же меня же не выпустишь...
- Функция посадки отсутствует.
- Вот и я про то же... Слышь, железяка, а здорово я их, да?
- Прекрасная речь.
- Ну дык...
Коляныч, пригорюнившись, сидел на полу.
- Слышь, железяка, пивка бы, а?
- Команда принята.
- Да ну?!
Прямо из пола поднялся цилиндр, на котором стояла запотевшая баночка «Будвайзера».
- Европа!
Коляныч допил американское пиво и швырнул банку в дальний угол.
- Эй, железяка, давай еще пива. И колбасы заодно. И вообще, давай сюда все самое лучшее, что есть на борту. Гуляем, бляха-муха!

- Слышь, железяка, а там, откуда ты прилетела, пиво есть?
- В точке старта пиво отсутствует.
- Темнота! Деревня! Ну а водка то хоть есть?
- Водка в точке старта отсутствует. Имеются незначительные запасы спиртосодержащих веществ.
- «Незначительные» - Передразнил Коляныч Мозг. - Вот хотел слетать к вам туда, посмотреть чо и как, а теперь фигушки - вижу что у вас там нехрен делать.
- У планеты Родина имеются три светила. Каждые 97 дней они восходят одновременно, образуя потрясающий по красоте восход...
- Да пошел ты... Вот у нас на Сновке такие запупатые восходы! Сидишь, бывало, рыбачишь... Эх! Да что там говорить... - Коляныч пьяно всхлипнул, мучаемый ностальгией по родине.

- Слышь, железяка, а у вас там преступность есть? - Коляныч поставил пустую пивную банку на вершину пирамиды из точно таких же пустых банок, а сверху положил кусочек сервелата.
- В точке старта преступность отсутствует.
- Хорошо вам там, однако. А у нас в Снове бандюга всем заправляет. Брюхом кличат. Весь город под себя подмял, скоро мэром станет. Вот же, бляха-муха, времена... - Коляныч с недоумением покачал головой, вспомнив, что всего каких то пятнадцать лет назад никто и подумать не мог ни о чем подобном...
- Слушай, железяка, а ну-кась покажи мне чо щас Брюхо делает!
- Брюханцев Тимофей Арнольдович. 46 лет. Проживает по адресу улица Независимости России, дом 15.
- Дык он, кто ж еще то... ЯПОНСКИЙ БОХ!

На широченной двуспальной кровати, откинувшись на подушки, лежал Брюханцев Тимофей Арнольдович по кличке Брюхо (и кликуха вполне соответствовала его наружности). С ним в постели был молодой парень смазливой наружности и грудастая блондинка.
Коляныч, употреблявший постоянно нецензурные слова в повседневной речи, сейчас даже мысленно не смог произнести то, что они вытворяли.

- Бляха-муха, железяка, ты видела что в мире то творится?
- Акт совокупления, с целью продолжения рода.
- Да какое там... - Коляныч махнул рукой. - Просто ебутся... А ведь эта жирная сволочь приватизировала завод, на котором я работал, разворовал падла все... Черножопым под склады с урюком и водкой поганой все отдал. Вот такие дела, железяка, у нас... - Коляныч запрокинул голову, отпил сразу полбанки пива и громко рыгнул. - Слышь, железяка, давай-ка сделай, чтоб меня было видно по телику у Брюха.
- Команда принята.
- Погоди! И чтоб я выглядел в точности как эти гаврики. – Коляныч через плечо кивнул на дверь, за которой пребывала в летаргическом сне команда корабля.
- Команда принята.

Полутораметровый Panasonic в спальне Брюханцева неожиданно ожил.
- О! Зеленый человечек! - хихикнул Алик.
- Светка, ты что ли жопой на дистанку села?
Светлана Николаевна Черепанова, которую охрана Брюханцева называла между собой просто Сиськами, не успела ничего ответить, как существо с бледно-зеленой кожей и раскосыми глазами глянуло на Брюханцева с экрана телевизора.
- Так вот чем ты тут, гражданин Брюханцев, здесь занимаетесь. – Существо покосилось на грудь Черепановой. – Но это не страшно, это можно, бляха-муха. Нас, пришельцев, контролирующих планету Земля с П-координатами, гораздо больше беспокоит, что вы занимаетесь в Снове организованной преступностью, водкой палевой торгуете и прочие безобразия совершаете. Короче из-за вас, гражданин Брюханцев, развитие человечества идет не в том русле и Конец Света близок. Подумайте и сделайте соответствующие выводы.
Экран панасоника побелел, покрылся трещинами и навсегда потух.

- Представляешь, железяка, раньше жизнь была совсем другая. Не было бандитов, а была только партия. Козлы конечно, но жить было проще, бляха-муха... Работаешь себе на заводе и в ус не дуешь. И начальник у нас хороший мужик был. Воровал конечно, но колымы подбрасывал или еще чего. Так я даже мотоцикл с коляской купил. «Урал»! Представляешь Коляныча на мотоцикле? Во, зверь-машина была! Расхерачил по пьяной лавочке. Молодой был, дурак…Так что запоминай, железяка, и делай выводы: пьянство - это зло! Давай еще пива.


Часть 3

- А всё эти... В Москве которые. Все неймется им, все им денег мало. Воруют и воруют. Всю страну разворовали. А ведь какая страна была! Бывало выйдешь на Первое Мая… Железяка, ты знаешь что такое Первое мая?
- Первое число пятого месяца в местном времяисчислении.
- Дура ты, железяка. Первое Мая – это праздник такой. Идешь бывало стройными колоннами, сирень цветет, душа поет…
Коляныч расстегнул ширинку и помочился в пустую пивную банку.
- На, железяка, забирай. Поди в пиво же и перегонишь… Тоже мне космический корабель – нужду справить негде.
Баночка на том же выезжающем из пола цилиндре уехала туда, откуда появилась.
- А Седьмое Ноября! – Продолжал Коляныч, открывая очередную банку. - Гордость тебя такая распирает за Родину, когда боеголовки по Красной площади… А сейчас эти козлы магазины понастроили. Представляешь, железяка, танку говорят проехать негде. Вся страна – один большой ларек с водкой и китайским барахлом. Как же нам не хватает товарища Сталина! Железяка, а у вас есть товарищ Сталин?
- На планете Родина полная демократия.
- Не повезло вам, однако... Слышь, железяка, давай-ка сделай, чтоб меня было видно по телику у Президента. Хочу сказать ему пару ласковых.
- Команда принята.
- Погоди! И чтоб я выглядел в точности как товарищ Сталин.
- Команда принята.

Телевизор в кабинете Президента России неожиданно ожил. С экрана на Владимира Владимировича смотрел до боли знакомый персонаж художественного фильма. Сталин пыхнул трубочкой, пьяно икнул и произнес:
- Нэхарашо, гражданын Путын, нэхарашо. Страну под амырыканцев положыли, бандыты бэспрэделничыют, казнокрады нэ расстрэлываются… Мы тут посовэщалис и товарищ Берия паабещал для вас, гражданын Путын, хорошее место в подвале Лубянки. Верно, товарыщ Берия? - Сталин вполоборота повернулся к невидимому на экране собеседнику.
- Да, товарищ Сталин. На планете Ро...
- Подумайтэ, гражданын Путын, и сдэлайтэ правильные выводы.

- Дурак ты, товарищ Берия! Это тебе тут не планета Родина и не точка старта. Куда ты лезешь, бляха-муха?
- Мало данных.
- Ну, так и хули соваться? - Коляныч сменил гнев на милость. - А хорошо я все Путину высказал. Пусть теперь работает хорошенько и страну из дерьма вытаскивает.
- Что такое «хули»?
- «Хули»? Хули - это хули. Давай пиво, железяка.

Коляныч совершенно пьяный лежал в рубке космического коробля, провонявшего насквозь его носками и пивом.
- Слушай, железяка, а у вас там, на п-п-планете, войны есть?
- Военные конфликты в точке старта отсутствуют.
- А, прикинь, железяка, у нас люди друг друга п-почем зря мочат… Ни за х… собачий гибнут миллионами.
- Военные конфликты характерны для молодых псевдоцивилизаций.
- У меня дед на войне погиб… А к-как? А хрен его знает… Фашисты!
Коляныч надолго замолчал.
- Слушай, железяка, а можешь сделать так, чтоб я перед всем ч-ч-человечством выступил? Хочу обратиться ко всем людям сразу, войти в каждый дом… А?
- Команда принята.
- Э! Погоди! – Коляныч впервые оглядел себя с ног до головы: мятая застиранная рубашка, мятые грязные штаны, пальцы, торчащие из носков.
- Не могу я в таком виде перед человечеством то… Слышь, железяка, чо делать то? Мож хоть чистое что есть.
- Команда принята.
Из пола поднялся металлический цилиндр, на котором была вешалка с черным фраком.
- Японский бох! Клевый пиджак. Я такие только в кино видел… Где взял?
- Синтезировал на основе моды планеты Земля и ваших размеров тела.
- Прогресс, бляха-муха…
Коляныч переоделся во фрак, пошевелил в нем плечами… Все было в пору. Тут его взгляд упал на свои ноги. Из-под брюк торчали его ступни в позорных носках.
- Слышь, железяка, а носки мне можешь? И вообще, проветри здесь все хорошенько – дышать уже нечем.
- Команда принята.

- Люди! Братья и сестры! Человечество! Это я, Коляныч… Всмысле Петровцев Николай Стапаныч. Волею судеб я стал первым сновцем, полетевшим в космос. Сейчас вот стою и смотрю на нашу Землю… Бляха-муха, красота то какая!
Пока Коляныч выступал по мировому телевидению, где прекратилось вещание по всем каналам и люди в Азии, Африке, Америке, Европе и остальных местах с удивлением смотрели на небритого мужчину в смокинге, запах носков стал постепенно рассеиваться во внутренних помещениях корабля пришельцев и маленькие бледно-зеленые человечки стали приходить в сознание.

- Димон, чо за хрень показывают по всем программам?! – Костян щелкал пультом по каналам, но везде был какой-то пьяный дед, указывающий на Землю в круглом телевизоре и говорящий хриплым голосом: «Люди! Одумайтесь! Какого хрена вы убиваете друг друга?! Ведь все мы люди, бляха-муха!»
- Да эти телевизионщики совсем оборзели.
Внезапно ситуация на экране изменилась: откуда-то сбоку выскочило несколько зеленых пузатых коротышек, быстро скрутили бомжа и отнесли на какой-то стол. Дед дергался и орал: «Волки позорные! В шестером на одного! А ну развязали быстро, козлы! Я человек! Я представитель человечества, епона мать!!»
- Гы-ы-ы… Димон, похоже пародия на Малдера. Клёва! Смотри: ему катетер в жопу вставляют!

А с экранов всех телевизоров мира неслось «Врагу не сдается наш гордый «Варяг»!»…


Э П И Л О Г

Протасова Анна Филипповна больше не встречается с Гришкой. Она бросила пить, вышла замуж за водителя автобуса моложе ее на пять лет и ждет от него ребенка.

Брюханцев Тимофей Арнольдович по прозвищу Брюхо оставил Снов и ушел в монастырь, где через два года вместе с игуменом организовал очень влиятельную бандитскую группировку. Поговаривают, что Брюханцев скоро станет епископом.

Путин Владимир Владимирович очень много думал после появления Сталина в его телевизоре, но так ничего и не решил.

А Коляныча нашли в том самом сквере ровно через год после его исчезновения. Он совершенно не помнил, где был все это время и откуда у него фрак с бабочкой и странный шрам на заднице.

К о н е ц

Скоммунизденно здесь. (http://udaff.com/authors/neudachnaya_frikcia/57124.html)