PDA

Просмотр полной версии : Колобок (многа версий одново афтара)



said
12.07.2006, 19:44
Такая исторея праизашло. Гыг. У нас надачи был хлеб. Так он ёбнулся с акошка и укатился. Мы пабежали иго изкадь. А ево лиса зъела. От сцуко, да? Теперь – апрос!
1 – Лиса жжот
2 – Лиса нежжот
3 – Инна жжот
4 – хлеб жжот
5 – аффтар гений иниипёт
6 – пашли все на*** каму мой невибенный криатиф нипанравился
———————————————
Лобок
“Я – лобок! ” - гордо подумал он.
Лобок! Пять букв, но какие! Л-О-Б-О-К!
Ооо, это о многом говорит! Это круто - быть лобком!
Да, я лобок! Я курчавый, я красивый, я небритый!
Да, у меня есть хозяин, который смотрит на меня сверху, иногда он приказывает мне, иногда хвалит, иногда ругает, но у меня рядом есть и своя голова! Я сам могу принимать решения!
Конечно я в какой-то степени завишу от хозяина, но все равно!
Большинство решений я принимаю сам!
Лобок! Гордо и красиво! ЛОБОК!
О, я живу хорошо! Я всегда в тепле, всегда чист, всегда выбрит! Потому что нужно держать марку! Много всяких разных лобков на свете, и некоторые живут хуже меня, некоторые наверное лучше, но я не жалуюсь.
Меня все устраивает.
Сейчас отдохну маленько и за работу… Хозяин ждет меня…
-”Константин Олегович!”-услышал он и почувствовал легкий толчок локтем в круглый бок.
-”Константин Олегович, пора катиться! Прыгайте с окошка!”
Он вздохнул, придя в себя, и покатился по тропинке дальше.
Приключения К.О. Лобка только начинались…
———————————————
12 калабкофф
В половину двинатцатава са стараны диревни Задрочиной, в Бабруйск вкатилсо кусог хлепа, за ним бежал медвед.
- Превед!!!!, - весело кричал здаровый ****юк, - дай суконах десить капеик.
Маладой хлебушег добро улыбнулсо и дастал ни***овый косяк и протянул ****юку. Медвед обрадовалсо взгреву, но от дображилатиля ниацтавал.
- Можит тибе исчо дать ключ от сусека хде лижат лавандасы.
Медвед понял шо дальнейшиэ притензии к булачге могут привести к ни***овым паслецтвиям, и шо ****юляме отделатсо в этой ситуевине было бы самым а***тильным вариантом. Вообщем он съебалсо куда-то обрадованным тем, шо нахаляву иму дасталсо касяк, судя по запаху, ни***овай анаши.
Маладой хлеп с****ел медведу. У ниво не было сусека, небыло лавандасафф каторыэ могли там лежать, и при таких раскладах ему и найух не всралсо ключ, у ниво на данный мамент не было даже засцанава бамжами пальто.Пиздел он везде и по многу, лишбы шоп ****юлей не дали. Иногда идавалось проскачить между йобаных, а вриминами нет. И нипавизло иму именна в этат раз. Он папался на зубог известной житильнитсе горада Ксеше Сабчаг по кличге Лошать.
———————————————
Неженские игры
Одноэтажная хибарка, выстроенная в типично русском стиле из брёвен с деревянным забором и уютным внутренним двориком с флигелем посредине, пряталась у тёмного леса, окруженная берёзками и весёлыми конопляными деревьями.
К нему вела раздолбанная незаасфальтированная дорога, тонкой змейкой мелькавшая среди грязи глубинки..
Гости продолжали прибывать. Это были мужчины и женщины, разных возрастов, но одинаково безобразно одеты и все, как один, в серых валенках.
Вскоре вся, посыпанная белой мукой, площадка перед хибаркой была заставлена интеллигентными телегами и злыми лошадьми.
Когда последний из ожидаемых гостей прибыл, тяжелые дубовые двери открылись и прибывшие стали по одному заходить в зал.
Во главе маленького овального стола сидел пожилой бородатый мужчина.
«Спасибо, что оставили все свои дела и приехали ко мне. Наше дело – это общее дело. Некоторое время назад я известил каждого из вас о той задаче, которую поставила перед нами жизнь. И вы все меня поддержали. Потому что все вы любите свою страну. Все вы шли к нашей общей цели. Пора подвести итоги. Я хотел бы выслушать каждого из вас…»
Поднялся первый мужчина.
«Мне был поручен Зая…»
«Никаких имен!!!», резко прервал говорившего хозяин дома.
«Простите. Мне был поручен номер 1. Зная его слабость к женскому полу, мы подложили под него одну зайку и через неё сделали предложение. Однако, морковник оказался жаден и запланированная сумма выросла на 3 миллиона морковок. Но он - наш».
Следующий мужчина был краток.
«Мы тоже уговорили номер 2. Быстро и дешево оформили волчью яму на имя его кузины. Он – наш».
Один за другим мужчины вставали и отчитывались перед хозяином дома.
«Номер 3 согласился всего за 5 бочонков мёда».
Хозяин дома кивнул и заулыбался. Он встал.
«Как вы знаете, с номером 4 общался лично я. Деньги и блага для неё не имеют значения, как оказалось. Слишком гордая, потомок каких-то правителей из Леса. Но и я нашел аргументы. Она безумно любит своих четверых лисят. Сейчас они здесь, в домике для гостей. Мои ребята их берегут как родных. Поэтому номер 4 всё поняла и вчера тоже дала согласие».
За столом стало совсем тихо.
….До побега Колобка оставалось несколько минут…
———————————————
Грусный креотифф
Кажущееся легкое колобококружение, мука в мыслях и чувствах, непонимание себя как существа, даже злость…
Все это сейчас. Осталось.
Началось все пять лет назад. Обыкновенная, несмышленая лисичка, которая казалась простой и наивной. Я уже тогда начал слыть перспективным бабником. Правда, в то время у меня, кроме Зайца, Волка и Медведя никого и небыло…
Влюбил в себя. Очередная игрушка, с которой можно было позабавиться, посмеяться и… просто бросить, забыть о ней.
Так получилось, вместе мы были в одной компании всего лишь пару недель. За это время – море чувств, эмоций всего прочего. После мы разбежались.
Прошел год. Мы снова встретились. Я - уже в объятиях с другой, она – с взглядом, полным гордости и презрения ко мне. Казалось, что плевать. Все-таки не первый раз вижу обиженные и презрительные глаза брошенной мною девушки.
Но алгоритм поведения сбился. Своей новой пассии я все меньше и меньше уделял внимания. В конце концов просто подошел к той, которую кинул год назад. Гордые и полные презрения глаза показались мне милыми и родными. Когда они смотрели на меня, казалось, что я нашел то, что искал в этой жизни. Но –что-то произошло… Меня съели…
———————————————
Сынок
Первая фотография. Чёрно-белая, качество практически никакое – зато сам снимал, проявлял плёнку, печатал снимки в ванной комнате с завешенным окном. День от роду, мордочку практически не видно. Маленький смешной колобочек. Господи, пятнадцать дней прошло, а Дед помнил эти счастливые дни отчётливо, как будто всё было вчера. С нежностью и трепетом брал на руки маленькое тёплое тельце, бережно носил по комнате.
А дальше… Дед бросил пачку фотографий на стол. Дальше неинтересно. Колобки вырастают, забивают на учёбу, на родителей, встречают любовь-морковь на всю жизнь (великовозрастная недоучившийся лисица, которую не взяли в армию потому что она – жывотнае). Потом не ночуют дома. Потом говорят, что уйдут к ней, единственной и неповторимой. Потом говорят, что родители в жизни ни хрена не понимают, жить нужно для себя и сегодняшним днём. И вообще, лиса залетела. Дайте денег на аборт. В неполные, сука, шестнадцать дней. А потом…
«Растут колобки, - подумал Дед, закуривая. – Где мой любимый кусок хлеба? Ведь этот бублик, который лежит на полу с простреленным навылет боком, не мой Колобок. Уже нет. Как там, у классика? Я тебя породил, я тебя и съем.»
———————————————
Колобок поневоле
Тычок древком был неожиданным. Я подпрыгнул и в прыжке развернулся в сторону медведя с коротким копьем в руке и тот сразу отодвинулся от меня подальше. Шугнулся, падла! Я для верности медленно подошел к решетке, прислонился лицом к прутьям и зарычал, исподлобья глядя в глаза животному. Тот медленно побледнел, а потом спохватившись, начал что-то лопотать, указывая рукой в проход. А чтоб я понял чего тебе надо! Не знаю я медвежьего, ну хоть ты тресни! Но он с опаской приблизился, толкнул засов, и когда я вышел, показал мне рукой куда двигаться…А, вот оно что…мой финальный бой, как я понял.
…Солнце слепило глаза, и во рту язык ворочался как наждак, обдирая хлебное нёбо. Водички бы…хрен дадут. Хлеба и зрелищ им подавай, мля.
Трое уже лежали без признаков жизни, но оставалось еще двое. Опытные, как Волки. Нестерпимо ныл располосованный цепью с шипастым шаром на конце левый бок…а сигнала к возврату все не было…ведь обещал Дед, божился, что вернет…сука.
Дыхалка была ни к черту. Первый удар дротиком я пропустил, отвлекшись на эту, в рыжей лисьей маске с вычеканенным орлом на макушке. Дротик пробил корочку, порвав мякиш, это я почувствовал. Больно…хорошо, что наконечники у них небольшие. Но все равно больно…выдержать бы. Да где ж ты, Дед?! Сам же все время повторял – своих не бросаем…выбраться бы – убью…
———————————————
Лиса в песочнице
Калабог пити-шисти лет ф красивом таком пальтишке, скакал па писочницце раскидывая боками (патамушта он был инвалид бес ручег-ножек) снежнописочные грязные комья и напивал под малинький носик песенку: “Малинький мальчег Петя, съел, сцуко, все конфеты с в буфете, жаль что ни йад..” и щерил еще не вполне укомплектованный зубаме ротик.
Родители олкаши ни разришале приносить домой жывых звирей, паэтаму прихадилось с ними развликаццо на улитце, а паскольку от сильных марозаф все жывое павымирало, то развликалась Калабок с миортвыме жывотными. Что ничуть ни агарчало малинькова аксилирата-инвалида. Агромнай удачей было найти это крохатное тельцце и Калабок (так звале этова инвалида) даже утаил этат факт от своих друзей па писочницце, заиц толька ее и ниипет, взяфшись за лопатачку зубками он быстринька прикопал тельтсе снего-писком, когда ие отвлекла подошедшая женщинно неуважаемо-преклонного возраста.
- Здраствуй мальчег - и добрая-добрая улыпка
- А?- Калабог нидружилюбна пасматрел на чужую тёдю.
- А как тибя завут?
- А чё?- в гологу малыша пришли ужасные мысли…это хозяйка зайги, все, ****ец, лишит рибитенка развличения.
- Тётя…- наш Калабог бисстрашна пасматрела на ниё -
Вы, *****, Лиса, да?
Тётка отшатнулась от мальчега, но по прежнему нивынимала руку ис кармана пальто, на лице ейо отразилась гамма чуфств, от удивления-нидавольства, до раздражения-нитерпения.
-Ты что мальчег!?
- У вас тётьнька, проблемы в сыксуальной жизни…- Калабог гаварил ниипаццо сирьезным тонам. - Но мы нибудим с ваме гаварить ап этам, я вам памагу..
С неба падали снижынки, такие пушистые и красивые, Калабог высунув язык ловил их зажмурившись от удовольствия, никто не зопрещал этого делать и настроение было просто восхитительным, тишина во дворе стояла пронзитильная. Он покатился домой, где ждале теплый чай с выпечкай и вспаминая малинькава зайчонка в писке.
И впереди у нево была целая жизнь. Без Лисы.
———————————————
как я познакомился с жопой
Прекрасный июльский вечер, примерно 18-00. Я проснулся от того, что бабка мяла мои бока и чуть-чуть постанывала. На кануне была какая-то вечеринка несовместимая с жизнью, и потому сейчас её тянуло на пожрать. И этой жратвой должен был быть я.
По глазам своей бабки я понял, если я не слиняю на улицу, от меня ничего не останется. Я накинул муку и вывалился на улицу. Было воскресенье.
Вы когда нибудь, пробовали ходить без рук и ног? Я дополз до ларька. Жестами показал, что мне надо.
То ли закваска, то ли некачественный кефир, сейчас сказать трудно. Но мой организм испытал первую волну. Люди вас когда нибудь переезжал каток? Меня в тот день переехал. Он наехал мне на голову. Единственным местом, через которое могло выйти все то, что двигал каток. Была моя жопа.
Холодный пот покрыл всё моё тело в одно мгновение ставшей одной сплошной Жопой..
Жопа спросила у меня:
- Слышь, брат, а может посрём?
И в тот же миг, волна пошла на убыль и пропала вовсе. Вот колобок, ну дураку понятно, надо по тихоньку идти домой. Но с другой стороны, все прошло, жизнь прекрасна.
И по этому, я прислонился к дереву и закурил…
———————————————
Жизнь Замечательных Людей, Колобок
Птицы драли глотки, воспевая жидкость, солнце огненной пяткой топтало плечи нетрезвых пляжников, сельские супермаркеты продавали за недорого заветную тень предбанников. Дачный особняк Деда замер в предвкушении отжыга. Рассказ наш относится к тем временам, когда Колобок ещё не утвердил за собою столь знаменитого и уважаемого всеми падонками статуса как Дед, и трепетно предвкушал тот самый миг Первого Колобкового Прихода. (Все имена, события и названия я нагло переврал, чтобы вы подумали, что этого не было)
Колобок скинул с кровати босые ноги и пошевелил пальцами. Пальцы покрыли его по-человечески матюками, но поддались, они всегда были пофигистами, эти пальцы на ногах.
Бля, ну и жарищща… по мозгу уныло бродили характерные утренние тупняки. Какое сегодня число? Ёлки дрочащие и все святые!!! Да вчера ж Она приехала! Колобок заглянул в соседнюю комнату и понял, что не ошибся. Там, раскидав волшебной красоты хвост, спала Лиса…
———————————————
Возвращение Колобка
Ощущение голода и холода, к которым он успел привыкнуть за три месяца своей бездомной жизни, казалось, безвозвратно ушли. Лапы Лисы нежно гладили его вдоль спины, и это доставляло огромное удовольствие, которое выражалось в громком храпе. Внезапно тело пронзила резкая боль…
Сон был странным. Было тепло, так, как будто он снова оказался со своей бабкой. Он даже почти физически чувствовал это тепло. Но почему то было тяжело дышать. Как будто все его братья и сёстры по тесту взгромоздились на него. Постепенно приходя в сознание, он стал прислушиваться к непонятным ощущениям внутри себя. Ненависть… Ненависть и желание убить… И еще непонятный голод. Не тот голод, который он испытывал раньше. Нет. Ему безумно хотелось крови…
Окончательно проснувшись, он стал выкарабкиваться из-под тяжести, придавившей его. С большим усилием ему это удалось. Он взобрался на подушку. Было немного необычным то, что голова его могла свободно вращаться по кругу. Когда он увидел на подушке спящую Лису, чувство голодной ненависти нахлынуло с ещё большей силой. Присмотревшись внимательней, он заметил на шее животного пульсирующую артерию…
Крови было много. Она хлестала в разные стороны, потому что Лиса стала дёргаться и кататься по кровати. Кровь залила буквально всё - стены, потолок, пол… Слизывая капли крови, свисавшие с подбородка мёртвого животного, он почуствовал почти физическое удовлетворение.
В дверь колотили разбуженные соседи. В его сплошной голове зародилась опасная мысль. Подойдя к двери, он стал ждать. Ненависть билась в нём с бешеным ритмом…
Когда дверь слетела с петель, открывая путь из квартиры, он прыгнул…
Он шел убивать…
———————————————
Серый фургон
Утро выдалось туманным и уже по настоящему теплым. Серый фургон снадписью «Хлеб» бесшумно скользил по пустынным улицам, выныривая, и снова исчезая в густой влажной пелене.
Сегодня я впервые на дежурстве.
Айхо посмотрел сквозь зеркало.
- У нас новый вызов? – поинтересовался я.
- Да. Колобок уходит.
Точно соглашаясь со Старшим, я замолк. А когда через минуту продолжил, то мне показалось, что голос его стал мягче.
- Сегодня будет тяжелый день.
Мы просочились сквозь собравшуюся вокруг толпу. Конечно, нас никто не видит. Но все же звери что-то чувствуют. Толпа неосознанно раздвинулась, пропуская нас к месту. Почему-то картина чужой смерти всегда вызывает повышенный интерес, в то время как чужая жизнь обычно оставляет равнодушной. Наверное, притягивает ощущение произошедшей перемены, трансформации жизни во что-то другое, неизвестное и пугающее. Чуждое этому миру.
На земле лежал раскрошенный хлеб, тот самый, который отразился в зеркале. Горбушка неестественно вывернута, мякиш поджат под себя.
Я вгляделся и увидел. Не сразу правда. Но чем тусклее становился многолюдный двор, тем явственнее она проступала сквозь желтые клочья тумана.
Лиса. Рыжая бестия, нарушившая покой многолюдной толпы. Она растворялась в тумане, унося с собой часть Колобка, его осколки души.
Я закрыл глаза.
- Мне кажется, что он станет частью облака, парящего над бушующим океаном. И прольется на его воды грозовым майским дождем. Чтобы изумрудной волной промчаться к берегу, и усеять песчаный пляж прозрачными брызгами.
А когда снова открыл их, то встретил удивленный взгляд Айхо.
- Возможно, ты и прав…- он замолчал.
- Но нам нужно торопиться. По-моему, появился новый импульс..
афтар Писдобол.