PDA

Просмотр полной версии : Как я женился в 19 лет и на фиг мне это было нужно?



joi
09.07.2006, 10:49
Кароч, всё произошло когда мне было 19 лет. Именно тогда я первый (и надеюсь в последний) раз поиграл в семью. Но сначала предыстория.

Часть 1. Знакомство

Познакомился я со своёй будущей жаной на дне рождения одной моей подруги, причём накануне о приглашении я, как и мой друг Лёлик (прямой, сцуко, потомок Кососрака) ничего не знал. Просто эта рок-вумен позвонила часов в восемь утра в субботу, оторвав нас от процесса похмелки, и сообщила, что в три часа мы должны с цветами, подарками и более-менее трезвыми рожами явиться к ней для пожирания тортика с лимонадом. Обшарив Лёликову хату мы нашли одну единственную пригодную к употреблению бритву. Эту бритву Леликов дедуля отнял во время войны у какого-то оккупанта и потом долго прятал на антресолях, где, собственно мы её и нашли. Бритьё сопровождалось матом, причём в самых его интересных вариациях, потому что бриться опасной бритвой надо, сцуко, уметь.
В общем отомстил оккупант потомкам победителей через пятьдесят лет: рожи наши покрылись разного калибра порезами и нас можно было без грима снимать в фильмах про жертвы Фредди Крюгера. Придирчиво оглядев себя в зеркало я понял, что тёлков мне сегодня не светит. Или светят, но какие-нибудь извращенки (накаркал, бля). Проблема женского пола решилась довольно быстро (да, прав был, кто сказал, что раньше водка была вкуснее, похмелье легче и тёлки давали охотнее). Была вызвана знакомая, которую я давно хотел оприходовать, но как-то не мог найти время. А тут, типа, реальный шанс. А Лёлик решил подкатить к имениннице.
Приехали мы, значит, к подруге, вручили букетик ромашек с газона, бутылку тройного одеколона и нагло поинтересовались где бабы? Именинница провела нас в комнату, где предполагаемые жертвы полового насилия звонко щебеча обсуждали подарки. Явление двух нездорового вида падонков реально повергло их в шок.
Их густо намазанные тушью и тенями глазёнки вперились в именинницу с немым вопросом: «Хуясе! Это что за бомжи?» Девочки считали себя дико пафосными и продвинутыми по причине того, что родители ихние барыжили по чёрному, лавэ имелось, и, как следствие взгляд на окружающий мир был надменным до состояния невъебенности. Поняв в процессе взаимного представления, что на тут присунуть не удасца, мы с Лёликом резво переместились за стол. Не обращая внимания на просьбы хозяйки дождаться всех, мы приступили к салатикам и колбасной нарезке.
- А бухло где? – поинтересовался Лёлик.
- Да вот же! – обречённо произнесла именинница, указав на бутылку шампанского.
Рожи наши перекосились, но парни мы были прозорливые и в Леликовой ветровке дожидались своей участи две бутылки «Белого орла» (была такая водка). Просто как обычно водка кончается в самый неподходящий момент, а бегать за ней уже никто не хочет. А мы тут: «ОПА!» и все бабы наши. Пришлось приложится к НЗ.
К тому времени, как все собрались, мы с Лёликом уже были нарядные, как новогодние ёлки и довольно громко обсуждали достоинства присутствующих дам. Дамы кушали бананы ножом и вилкой, глядя в нашу сторону с презрением.
И тут я увидел Её. И сразу возненавидел. Да простят меня благодарные читатели, но путаться русской девушке с черножопым – западло. А эта сцука сидит, да на тарелочку ему еду подкладывает. Заботится. Свою спутницу я благополучно сплавил в бомонд, а посему заботы мне явно не доставало.
- Дешка! А вы не передадите мне во-о-о-н тот кусок витчины! – начал я наводить контакт.
Ветчина лежала далеко, но правила приличия заставили её подняться и, протянувшись через весь стол, передать мне ветчину. И тут она совершила роковую ошибку. Эта интеллигентная скотина не додумалась передать всю тарелку, а протянула мне один кусок, НАНИЗАННЫЙ НА ИЗМАЗАНУЮ В БАНАНЕ ВИЛКУ. Вилку я ей простил, а вот один кусочек – нет. Дождавшись когда она угнездилась рядом со своим мирно жующим носорогом, я засунул кусок ветчины в пасть и быстро проглотил. Запил водкой, которая под видом минералки плескалась в моём стакане.
- Какая вкусная китайская ветчина! – закатив глаза произнёс я, - А можно мне ещё кусочек?
- Да пожалуйста! – злобно зыркнув на меня сказала моя мечта и сделала попытку передать мне всю тарелку.
- Да нет, мне так много не надо, мне бы кусочек-другой, - скромно потупился я.
В это время Лёлик сидевший уже рядом с именинницей и уговаривавший её выпить с ним на брудершафт стаканчик водки, просёк тему и заорал: «Закуску не тырить!»
Свет моих очей наградила Лёлика убийственным взглядом и протянула тарелку ему. Пока Лёлик придирчиво выбирал мяско я энергично сберлял свои кусочки.
- А можно ещё? – попросил я, глядя на мою любовь телячьими глазами.
Носорог перестал жевать. Бомонд затих.
- Мож-ж-ж-ж-но! – процедила звезда моих эротических снов.
- И мне! – возопил Лёлик, демонстративно прикладываясь к бутылке.
Носорог напрягся. Бомонд непонимающе таращился на тарелку с ветчиной. Типа такую вкуснятинку прозявкали.
Жемчужина моего сердца акцентировано поставила тарелку с ветчиной равноудалено от нас с Лёликом и села рядом с носорогом.
- Н-да, невежливо….. – тихо, но довольно отчётливо произнёс я.
Тут носорог сформулировал мысль и попытался её озвучить.
- Ти! Ти тавойт!
Остальные слова были заменены жестами и бешенным вращанием глазами. И тут Лёлик выдал фразу, позднее ставшую легендарной благодаря одному эстрадному пидорасу, несомненно подслушивавшему под дверью: «Манда! По-русски разговаривать научись!». После чего последовал ряд окологинекологических формулировок на тему генеологического дерева носорога, закончившихся не менее легендарной фразой : «И ваще пашёл на ***!».
Прикинув *** к жопе и оценив наши с Лёликом габариты носорог затих, время от времени зыркая на нас тёплым дружественным взглядом. Лёлик полез дальше целоваться, яа я расстроился. Блядь, даж подраться не удалось.
На кухне, где все занимались курением, а бомонд, в свою очередь приложившийся к закромам Лёликовой ветровки, гламурно ругался матом, я пробыл не долго. За то время, что я грустил, произошло знаковое событие: моя спутница (очаровательная девушка, но в душе подонок ещё больший чем я) решила тоже мне подыграть, но так как тема с ветчиной уже закончилась, то она просто утащила носорога в отдельную комнату под предлогом поправить сиськи в лифчике, где и начала полировать ему резцы с дикой силой. Проснувшийся в носороге инстинкт размножения наглухо вырубил у него слуховые органы, а по сему он не услышал, как изюм моего пирожка открыла дверь, где и застала сценку «Носорог, готовящийся к спариванию и его невинная жертва». Пропустил я и момент разламывания Лёликом носорогова хохотальника с последующим спусканием с лестницы.
Безутешное существо с сигпретой в руке и размазанной по всей мордашке тушью сидело особняком. Я понял, что настал мой час.
З.Ы. Угадайте, кто пошёл провожать её домой?
З.З.Ы. Угадайте, сколько было времени, когда я её проводил?
З.З.З.Ы. Угадайте, сколько раз за вечер я её проводил?

Часть 2. Сближение.

Прошло два года. Этот период времени вместил в себя кучу событий. Было знакомство с будущей тёщей, пообщавшись с которой Безник назвал её комнатным бультерьером и порекомендовал срочно купить строгий ошейник и выпускать это контуженое создание на улицу поссать не раньше трёх часов ночи, дабы избежать жертв среди мирного населения и не попасть в программу «Криминальная Россия» с подзаголовком «Похождения кровавого хомячка-убийцы». Человеком она была конфликтным во всех отношениях, не умела готовить (впрочем как и её дочь) и мнила себя нехуёвым портным и агрономом. На своей даче она каждый год хоронила шесть соток картошки, купленной в магазине. Потом всё лето стояла там раком, выковыривая несуществующие сорняки, которые в силу более богатого интеллекта отказывались расти в глине, поливала это кладбище из шланга, после чего хотелось поставить рядом заводик по производству глиняных свистулек. Осенью свершался ритуал, сходный с ритуалом вудуистов, воскрешающих умерших. Из земли выковыривались виноградные гроздья, только вместо вкусных ягодок там висела картошка размером с жёлудь. При этом произносилось зомбирующее заклинание: «Ах какая хорошая картошечка народилась!» и проклинались все боги засухи, даже если дождь шёл три месяца подряд двадцать четыре часа в сутки. После этого жёлудекартошка варилась в мундире и наступало время русской народной забавы «Выковыривание опарышей из говна». В конечном итоге покупалось у деревенских шесть мешков нормальной картошки («крахмал один»(с) Тёща), брать которую для еды разрешалось только с разрешения тещи с таким расчётом, чтобы осталось на похороны в будущем году.
Когда моя суженая привела меня для представления будущим родственникам тёща чуть не ****анулась в обморок, а тесть, удержав себя в руках, пробормотал что-то типа: «Ох ни *** себе!». Надо сказать, что выглядел я достаточно колоритно: волосы до пояса, очки в полморды, падоначья майка с рисуночком рыбки, делающей минет рыбаку, кожаные штаны, косуха и казаки. Дышал я запахом Орбит «После вчерашнего». Сели за стол, где я, проглотив полстакана водовоньки и не закусывая выдал криминальную, по-мнению тёщи, фразу: «А курят у вас где?». В связи с наступлением у тёщи тихого а*** ответил тесть, попутно известив меня, что курить вредно: «На лестничной площадке!». И тут я начал то, чем занимался последующие годы, а именно стал потихоньку раскрывать родителям моей спутницы жизни глазки на их дочурку, которую они считали пай-девочкой.
- Дорогая, ну нах, пошли покурим!
Тёща подкатила глазёнки и начала медленно сползать со стула, а тесть, приобретя окраску совецкого флага пискнул:
- Она не курит!
- Ну так постоим, поговорим.
- Пассивное курение ещё более вредно! – войдя в раж тесть побагровел. – Ей ещё детей рожать.
Тут я чуть не выдал, что их «некурящее божество» находясь у меня в гостях легко за***ривает пачку сигарет за полдня. А водку, которую ей даже не предложили, наверное в силу убеждения «Она не пьёт! Пассивное питие ещё более вредно! Ей ещё детей рожать!», их милый ангелочек кушает водку из стакана не закусывая так, что я порой завидую. Про ганжу я ваще молчу. Но мозг после водки работал нормально и поэтому палить дальше я свою любимую не стал, благоразумно подозревая, что родичи заподозрят меня в растлении ангела без крыльев, вызовут ОМОН и засадят меня лет на двести.
Отдельной эпопеей было палево по поводу секса. Смирившись с мыслью, что интеллигентного носорога они больше не увидят (интеллигентным тёща считала его за то, что тот постоянно молчал, кивал головой и улыбался. Видимо носорог просто боялся, что его «нэздэшный» говор может быть не понят, или, что хуже, мысли в голове этого потомка молчаливых чабанов не успевали складываться в логично выстроенные фразы, т.к. по****еть тёща любила, и даже мой достаточно продвинутый головной модем зачастую во время бесед за рюмочкой чая перегружался или впадал в состояние дисконнекта) тёща почти спокойно реагировала на то, что когда она сваливала весной на очередную чёрную картошечную мессу, я с чистой совестью перебирался жить к своей ненаглядной. Не надо объяснять, что от порева, которое мы устраивали, дрожали стены, а от криков моей чертовки лопались стёкла и сыпалась штукатурка. И что самое интересное, регулярность не падала, а только возрастала, потому как креативность наша не знала предела и в первое же лето мы перетрахались на всех предметах мебели и немебели (стиральная машина и т.п.) кроме люстры. Даж на пианине, причем на ней нам нравилось больше всего.
И в один чёрный для Зайки день у тещи в голове случился глобальный катаклизм почище землетрясения на Сахалине и наводнения в Орлеане. Короче вштырило её так, что она решила наведаться домой. Красотулька мирно посапывала после ночного марафона, когда на неё налетел смерч в виде разъярённой тёщи, тыкавшей ей в лицо лоскуточки чёрного материала (в своё время это был комбидрез, но как-то в порыве страсти я, по-неопытности не зная где что расстегнуть, просто разодрал его, как обезьяна газету).
- Это что? – голосом Ричарда Львиное Сердце орала тёща. Думаю, что штукатурка со стёклами просто закалились от наших с Малышкой проказ, иначе б точно всё к ебеням разлетелось.
Но как оказалось, палево было в том, что близорукая ведьма, не всосам что это за хлам, поднесла его поближе к носу и узрела на нём несколько белых пятнышек. Тут сквозь туман её стойкого маразма мелькнул луч прозрения, но было поздняк метаться. Вечером я нашёл тёщу лежащей на кушетке с полотенцем на морде. Солнышко заботливо таскала ей с кухни валерьянку, периодически отворачиваясь в сторону и злорадно ухмыляясь.
Время шло. Дни тянулись за днями, я воспитывал тёщу и трахал мою милую. При этом регулярно раз в неделю мы умудрялись сраться до белого каления и посылать друг друга на ***. Посыл обычно продолжался часа два-три, после чего снова сыпалась штукатурка и лопались стёкла.
И вдруг случилось событие, подтолкнувшее ход событий. Узнав о событии я пришёл к своей маме выда фразу:
- Мам, значит тут такой расклад: кароч, я-женюсь, а ты будешь бабушкой.
Мама впала в состояние гроги и уронила на пол стопку посуды, после чего достала из кухонного шкафа пузырь коньяку и за***рила весь батл из горла. Вечером пришёл папа и поинтересовался с *** ли мама такая о***вшая. Я объяснил. Папа полез за коньяком, но не нашел. Тогда он достал из-за холодильника пузырь водки и влупил его из горлышка до дна, после чего сел рядом с мамой и тоже стал о***вать втихомолку. В этом состоянии они пробыли сутки, после чего мы с моей Кисой устроили встречу будущей родни сцелью представления друг другу. Папе понравился тесть, который через полчаса сказал: «А ну этих баб, пойдём выпьем.» Тёще понравилась мама. Мама просто заблокировала доступ тещиному ****ежу к своему мозгу и спокойно продолжала выпивать и закусывать, время от времени вставляя ***ню типа «О как!».
Итогом встречи в верхах стало решение разрешить нам пожениться, которое, впрочем, нам было нужно, как ежу футболка.
З.Ы. Правда ещё тогда мне друзья сказали, что я мудак.
З.З.Ы Я действительно оказался мудаком и их не послушал.
З.З.З.Ы Правда время расставило всё по местам и в конечном итоге мудаками оказались все-таки они.

(с) Маньяк